Не рискуя – мы рискуем во много раз сильнее

Виктория Давыдова,
BR 2012

IMG_0036

Не рискуя – мы на самом деле рискуем во много раз сильнее

Начиная свое небольшое повествование о возвращении на Родину таким словами, я прежде всего хочу обратиться к вам с двумя истинами: это очень трудно, но это того стоит.
Практически каждый день я стараюсь анализировать пребывание в Армении с точки зрения возможности достижения определенных целей и даже в кои-то веки начала вести записи в блоге. И, надо сказать, я думаю не только о репатриации, большую часть моих мыслей занимает наблюдение за собой и своим поведением просто в условиях самостоятельной жизни. Впервые в жизни мне приходится снимать жилье и рассчитывать на себя во всём. Может, кто то скажет, что для 25 лет это даже поздно, а кому то и в 30 будет трудно покинуть родительский дом. Возраст не важен, важно лишь то, что возвращение на Родину это не просто красивая история для средств массовой информации и пропаганды патриотизма, это ежедневное преодоление всё новых и новых препятствий на извилистом и неизведанном тобой пути. И если бы не Birthright Armenia, если бы не сама философия этой организации и ее работники, которые стали для меня здесь второй семьей, я бы, наверное, никогда не смогла осуществить задуманное. 

Здесь ты понимаешь, насколько легче было любить Родину за ее пределами. Ведь там можно выбрать только всё самое лучшее: искусство, историю, выдающихся личностей, и отдать свои чувства на поклонение только им. В реальной же Армении, сталкиваясь с непонятным для себя поведением людей, приходится всё время напоминать, что ты не обязан любить всё и всех. Потому что ты нормальный житель нормальной страны, которая имеет свои плюсы и минусы, как и любая другая страна, в том числе и та, откуда ты приехал. Я специально использовала слово «непонятный» для описания разницы менталитетов, так как теперь я больше пытаюсь выведать причины тех или иных явлений, чтобы не относиться к ним отрицательно. Мне кажется, что это правильный путь, если ты хочешь вписаться в общество, а не быть его закулисным критиком. 

У меня есть Вера. Вера в то, что с каждым годом жители Армении всё реже и реже будут задавать вопрос, почему же ты оставил свою, по их мнению, прекрасную жизнь в другой стране, и приехал сюда. Это станет нормой, и люди всё меньше станут удивляться. Честно сказать, я даже мечтаю, что когда-нибудь наша Республика будет вынуждена ввести новый режим для приема возвращенцев, и закроет, наконец, Министерство Диаспоры за ненадобностью.
Да, наивность – одна из классических черт армянского восприятия мира. Если я наивна в своих суждениях, тем лучше, тем больше я армянка. Хотя, не могу не отметить, что перед своим возвращением я проделала не малую работу по подготовке переезда, и ее нужно будет сделать всем. Поэтому, холодный рассудок – это то, что должно работать на нас и наши идеи, а не вопреки.
Третьим и объединяющим предыдущие два компонента является огонь, который появляется, когда разум соединяется с верой, огонь, зарождающий новые начинания, разжигающий фантазию человеческой мысли и воплощающий их в жизнь, огонь, с помощью которого сгорит весь хлам и ветошь.
Завершая, такие непонятные, но идущие от сердца мысли, я хочу поделиться с вами радостью того, что недавно на одной из улиц Еревана меня спросили, как пройти к какому-то зданию, а это значит, что я по-настоящему часть города, часть страны, не Армения – часть меня, а я теперь являюсь частью Родины.Image

Часть моей души

Анаит Оганесян
Москва, 2012

Image
Люблю Армению так нежно
Как невозможно рассказать
А связь моя чиста, безгрешна
Я постараюсь описать.

Я родилась в прекрасном Ереване,
В моей столице мира и любви.
Но, ещё не искупавшись на Севане,
Пришлось уехать мне с родной Земли.

Причиной стала трудная пора.
Вокруг было отсутствие тепла и света.
И чтобы как-то выжить до утра,
Нам нужно было дожидаться лета.

Когда мы уезжали из столицы.
Мне шёл тогда мой первый год,
И выезжая за границы,
Мы ощутили первый поворот.

Сменилось многое: пейзаж, язык, культура,
И прошлое ушло как в трубы дым.
Но, несмотря на смену всей структуры,
В России быстро стало всё вокруг родным.

И так вот тут росла, менялась,
Жила, училась, развивалась.
И были близкие друзья,
Я с ними редко расставалась.

Прошло довольно много лет.
Я знала мой язык, и песни,
Но сухо мной воспринимались вести,
Посланные Родиною вслед.

И вот спустя пятнадцать лет,
Увидела я снова Ереван.
Тогда узнав Армении завет,
Мне ближе стал наш гордый Хайастан.

Родители всегда мне говорили.
Какой чудесный наш Севан,
Какие люди золотые,
И как прекрасен Айгестан.

Когда сама увидела глазами,
Когда я ощутила прелесть гор,
Мои ресницы наполнились слезами,
И показалось, остальное было вздор.

И вот, гуляя по столице,
Я наслаждалась красотой.
Шагала и рассматривала лица.
Казалось, они пахли добротой.

Хотелось с каждым мне заговорить.
Бежать, чтоб не пропало даром время.
Лететь, чтобы продолжилась поэма.
Мечталось, мне минуты те восстановить.

Как же благодарна я родителям,
Что научили родному языку,
Я стала преданным ценителем,
Ведь мне любовь привили к дому моему.

В один из этих дней предстал священный Арарат.
И сердце так сильно защемило.
Что мне пришлось потупить взгляд.
А то бы страсть моя кого-то опалила.

Я каждый день старалась не забыть,
Мне так хотелось вспомнить каждый камень,
Тогда решила я любовь запечатлить,
Чтобы потом возобновился пламень.

Теперь Армения и жизнь слились в едино
Она есть часть моей души
В глазах всегда стоит Родины картина
И шепчет мне пиши, пиши, пиши…

Մայր Հայաստան (Посвящается моей маме)

Victoria Davydova
(Saint-Petersburg, Russia)

Посвящается моей маме

Մայր Հայաստան

Мы часто сравниваем Родину с матерью. Но задумываемся ли о том, с чем это связано?

Многие могут объяснить это тем, что Родина, родная страна, в которой мы выросли это тот же самый родной дом, где мать заботилась, воспитывала и ругала нас за проступки.

Однако какое количество из нас озвучит обязанности перед Родиной в соответствии с долгом  перед нашими Матерями?

Почему мы так критичны к стране, которая дала наше начало, забывая в этот момент, что если Армения – наша Мать, то ведь какой бы ни была Ваша мама – Вы все равно любите ее.

Родителей не выбирают, Родину тоже? Достаточно ли просто любить Армению безо всяких тому подтверждающих действий?

Вы можете сказать, что любите Вашу родную Маму, безумно скучаете по ней и считаете ее лучшей, в то время как даже забыли, как она выглядит, все ли с ней хорошо, не звоните и не приезжаете ее навестить, чем то помочь, посмотреть в глаза и подержать за руку?

Вряд ли такую любовь можно назвать настоящей.

Вы скажете: «Армения отвергла нас; там невозможно жить; я не могу выносить местный менталитет» и т.д.

Но будьте честны, разве Вы никогда не ругались с родителями? Разве Вы никогда не злились на родную Маму? Разве не причиняла она Вам как физическую, так и душевную боль с самого детства?

Ваш ответ будет: «Это все было в рамках воспитания».

Тогда примите все то, что Вы считаете плохим в Армении – элементом воспитания Вашего духа, характера, силы воли. Примите, и даже если кто-то будет Вас оскорблять, считайте, что это всего лишь слова Вашей Матери в пылу гнева.

Протяните руку Армении, как если бы Вы это сделали в случае примирения с Мамой, сделайте первый шаг, забыв все старые обиды, обнимите Вашу Родину искренне, как обнимаете родную Мать. И вы почувствуете, что между вами больше нет недопонимания, потому что только материнское сердце может прощать, не оставляя сомнений.

В завершении я бы хотела привести небольшую легенду, которую в детстве мне рассказала моя бабушка:

Когда то один юноша влюбился в жестокую девушку и был готов ради нее на все.

Но однажды она спросила его:

-В самом деле, ты любишь меня?

На что он ответил:

– Да, конечно, я люблю тебя больше своей жизни!
– Если так, то, что ты готов отдать мне?
– Все что захочешь, я готов отдать тебе все, что у меня есть!
– Тогда принеси мне сердце своей матери!
– Как? Но ведь, ты просишь меня о невозможном?!
– Значит, ты не любишь меня так сильно, уходи и не возвращайся без того, что я попросила.

Бедный парень ушел от нее в печальном настроении, ведь он не мог осуществить ее желания… Таким он пришел домой. Мать, увидев же его грусть, спросила, в чем дело.

– Понимаешь мама, я влюблен в одну красивую девушку, я люблю ее больше жизни, но она не хочет быть со мной…
– Почему?
– Ей нужно твое сердце в доказательство моей любви…
– Раз так сынок, то возьми его, ведь я твоя мама, и больше всего на свете я хочу твоего счастья.

И он забрал сердце матери и направился к своей любимой. Юноша был так рад тому, что девушка наконец будет с ним, что бежал как ошалелый и споткнулся о камень. Когда он упал, сердце выкатилось из его рук… И вдруг в тот момент он услышал голос, который исходил от вырванного сердца его Матери:

“Джан, сынок, ты упал? Тебе больно? Ес ко цавет танем”
(с армянского:  “я заберу твою боль себе”)

И только тогда он понял, что потерял в своей жизни, и что самым заботливым может быть лишь сердце матери.


Նվիրվում է մայրիկիս

Մայր Հայաստան

Մենք հաճախ ենք համեմատում հայրենիքը մոր հետ: Սակայն մտածու՞մ ենք արդյոք, թե դա ինչով է պայմանավորված: Շատերը կարող են դա բացատրել այն փաստով, որ Հայրենիքը, այն երկիրը, ուր մենք ծնվել-մեծացել ենք, դա այն նույն հարազատ տունն է, որտեղ մեր մայրը հոգ է տարել մեր մասին, դաստիարակել է մեզ ու բարկացել հարկ եղած դեպքում:  Սակայն մեզնից քանի՞սն են կատարում պարտականությունները Հայրենիքի նկատմամբ նույն կերպ, ինչպես հարազատ մայրերի նկատմամբ:

Ինչու՞ ենք մենք այդքան քննադատաբար վերաբերվում մի երկրի, որը տվել է մեզ սկիզբ, ինչու՞ ենք այդ պահին մոռանում, որ եթե Հայաստանը մեր մայրն է, ապա ինչպիսին էլ լինի մայրը, դուք միևնույն է սիրում եք նրան:

Ծնողներին չեն ընտրում, Հայրենիքը նույնպե՞ս: Բավակա՞ն է արդյոք միայն սիրել Հայաստանը առանց դա փաստող որևէ քայլերի:

Դուք կարող եք ասել, որ սիրում եք ձեր հարազատ մայրիկին, անսահման կարոտում եք նրան ու միայն լավն եք ցանկանում, մինչդեռ իրականում մոռացել եք, թե նա ինչ տեսք ունի, լավ է արդյոք, մինչդեռ չեք զանգում նրան ու չեք այցելում, որ ինչ-որ բանով գոնե օգնեք, նայեք աչքերին ու բռնեք ձեռքը… Դժվար թե այդպիսի սերը կարելի է իսկական համարել:

Դուք կասեք. «Հայաստանը մեզնից երես է թեքել, այնտեղ հնարավոր չէ ապրել, ես տանել չեմ կարողանում տեղի մտածելակերպը» ու էլի նման բաներ:  Բայց եկեք ազնիվ լինենք. արդյոք դուք երբևէ չե՞ք վիճել ծնողների հետ, երբևէ չե՞ք բարկացել ձեր մոր վրա, արդյո՞ք նա մանկուց ի վեր ձեզ երբևէ ֆիզիկական ու հոգեկան ցավ չի պատճառել: Ձեր պատասխանը կլինի. «Այդ ամենը դաստիարակության մի մասն էր»:

Այդ դեպքում այն ամենն, ինչ դուք Հայաստանում համարում եք վատ, ընկալեք որպես ոգու, կամքի, բնավորության կոփման ու դաստիարակության մի մաս: Ընկալեք դա այդպես, ու նույնիսկ եթե ձեզ ինչ-որ մեկը վիրավորի, թող դա ձեզ թվա մոր բարկության պես մի բան:

Ձեռք մեկնեք Հայաստանին, ասես դա մոր հետ հաշտվելու մի քայլ լինի: Դուք արեք այդ առաջին քայլը, մոռացեք հին ցավերը, ի սրտե գրկեք ձեր Հայրենիքը, գրկեք ինչպես հարազատ մորը կգրկեիք: Ու դուք կհասկանաք, որ Ձեր միջև չհասկացված բաներ չեն մնա, որովհետև միայն մայրական սիրտը կարող է ներել, ներել առանց երկմտանքի:

Ես Հայաստանում եմ (Я в Армении)

Victoria Davydova
(Saint-Petersburg, Russia)

Image

Самолет приземлился в аэропорту Звартноц. Каковы были мои ожидания? Мне казалось, что как только я встану на армянскую землю, меня охватит такое чувство, которое возникает в случае возвращения на Родину. Но этого не случилось. Из чего можно извлечь первый урок: Армения, как реальная страна – не совсем то, что мы храним в своих сердцах, и асфальт после трапа практически везде одинаков.

Но я не оставляла надежды увидеть что-то, что заставило бы меня осознать: «Я в Армении». И этим долгожданным символом явилась фраза, первая фраза, которую я не без труда, конечно же, прочитала по-армянски: «բարի վերադարձ». Բարի վերադարձ – «доброго возвращения», или же в английском варианте «welcome home» – «добро пожаловать домой». Казалось бы, что тут особенного, аэропорт в Армении радостно встречает возвращающихся армян домой на лето, а в некоторых случаях может быть, и навсегда. Но лично для меня – не все так просто.

Я родилась в городе Баку, где родились и выросли мои родители, бабушки с дедушками, а корни моих предков из Арцаха. После событий, произошедших в этом городе в 1988-89гг, моя семья переехала в Санкт-Петербург, где уже выросла я. Для чего я все это рассказываю? Дело в том, что для большинства армян со схожей биографией существует проблема осознания Армении – как своей Родины. Как я могу сказать, что Армения – страна, в которой я никогда не была, страна, в которой не жили мои родители, страна, чей язык не тот, на котором я думаю, что эта страна – моя Родина? Однако, Армения – это та страна, где живет мой народ, это та страна, где даже природа может поведать об истории нашей нации, и, наконец, эта та страна, что, так или иначе, представляет меня в мировом пространстве. Я задаюсь вопросом, могу ли я или любой другой человек, достаточно твердо заявлять о том, что он армянин, если он никогда не был в Армении, не жил здесь или же посещал ее только как турист? Поэтому я здесь. Я здесь для того, чтобы, в том числе получить ответ и на этот вопрос.

Я в Армении. Хожу по улицам и наблюдаю за людьми. Мне кажется, что поначалу  мои ощущения были похожи на то, что чувствовал Уильям Сароян, когда он впервые приехал в Армению. Здесь все армяне. Возможно, мои ощущения не были столь контрастными, так как в Петербурге я достаточно времени провожу в армянской общине и состою в молодежной организации, однако армяне Спюрка мне кажутся более единообразными, чем армяне Армении. Continue reading

Моя история в Армении и я познакомился с Birthright Armenia

Arsen Petrosyan
(Russia)

Я узнал о Birthright Armenia  в августе этого года, когда мои месячные ереванские каникулы подходили к концу, и мне совсем не хотелось обратно, и то не было то чувство, что пора домой из затянувшегося отпуска. Мне захотелось увидеть пожить в Армении и увидеть осень и зиму в горах. Моя семья переехала в Москву в начале 90х, когда мне было 4 года, и после этого я был в Ереване всего один раз, в 2006 году.

На улице стояла августовская жара,  и случайно узнав о программе от друга, я подал документы на участие.  Дело в том, что в сентябре меня ждало финальное собеседование на новую работу в крупной компании в Москве,  где я уже прошел к тому времени  несколько интервью и тестов. Исходя из здравого смысла, мне надо было лететь и идти на собеседование. В самый последний день, уже собрав вещи и попрощавшись с родственниками, за 3 часа до вылета я поехал и сдал билеты на самолет, позвонил работодателям и сказал, что не приеду. Сейчас в декабре, оглядываясь назад, я до сих пор считаю, что это было необдуманное и сумасшедшее решение, но я о нем нисколько не жалею. Continue reading